Гном Великаныч (отрывок из повести)

Между нами, дядя Витя, мамин брат и, по совместительству, мой крёстный, всегда был немножечко странным. Он вообще не похож на взрослого. И это мне жутко нравится! Не помню, чтобы я так радовался кому-то ещё. Потому что, когда приезжает дядя Витя – начинается трам-тарарам. Не понимаю, как у бабушки с дедушкой могли родиться такие разные дети – моя правильная мама и совершенно безбашенный дядя Витя. Понятное дело, «безбашенный» – мамино словечко. Как по мне, лучше бы все взрослые были такими, как он.

Даже подарки у дяди Вити особенные. Вот послушаешь, что дарят другим ребятам их крёстные – и пожалеешь этих несчастных детей. Конструкторы, книжки, машинки, лего… Тоска серо-буро-фиолетовая! А от дяди Вити никогда не знаешь, чего ожидать. Никогда! Он вообще ни разу не подарил мне обычный подарок!

Муравьиная ферма, охотничьи сапоги, сеанс битья посуды для двоих, звёздная ночь с телескопом на крыше… Вот что получал я от дяди Вити в подарок. Поэтому, когда в пятницу после обеда мама сказала, что завтра приедет мой крёстный, я больше ничего не мог делать. Только носился, как сапсан*, по дому. И никто не мог меня угомонить. Только мама всё время повторяла, что больше не будет говорить мне про приезд дяди Вити заранее.

Я, и правда, был такой неугомонный, так радовался, что вечером еле-еле уснул. А утром, уже часов в шесть, сидел перед входной дверью и ждал своего крёстного. А он всё не ехал и не ехал.

Я даже начал волноваться. И вот когда терпеть уже стало почти невозможно, и я чуть не отчаялся, раздался звонок.

Пока мама отпирала замок, я готовился, как обычно, запрыгнуть дяде Вите на шею. И уже даже разбежался. Но вместо него чуть не заскочил на рыжую тётку, причёской очень похожую на льва. Она зачем-то стояла впереди моего крёстного. А он зачем-то это чудище обнимал.

– Знакомьтесь! Это моя Эвелина! – дядя Витя так улыбался, когда говорил про эту чужую долговязую Эвелину, как будто её кто-то тут ждал. И как будто она для него важнее, чем мы. Чем я.

Вот это «подарочек»! Не такого подарка я от него ожидал. Лучше вообще с пустыми руками, чем с этой Эвелиной. Как мы теперь будем устраивать трам-тарарам?

 

Настроение у меня тут же испортилось. И, кажется, дядя Витя это заметил. Я и хотел, чтобы он заметил. Ещё не поздно было отправить эту Луизу, или Веронику, или Эвелину, или как там её, к ней домой. Нет, лучше куда-нибудь на Луну, чтобы дядя Витя её не нашёл. И чтобы больше никогда к нам не привозил. И не обнимал.

Но он её обнимал! Он сидел на диване и обнимал эту чужую тётку вместо того, чтобы, как обычно, строить со мной космическую железную дорогу или носиться в масках динозавров по всей квартире. Он вдруг стал нормальным и скучным, как другие взрослые. И это было так противно!

А ещё он подарил мне… свитер! Только вдумайтесь: СВИТЕР! И это мой крёстный! Вот во что превратила его рыжая ведьма!

Мне было так плохо и так жалко терять своего самого лучшего дядю, что я не выдержал и закрылся в своей комнате. И там рыдал и рыдал, уткнувшись в медведя. Пока, наконец, не пришёл этот предатель. И не спросил:

– Дружище, ну, что случилось? Тебе не понравилась Эвелина?

Как будто он сам не знал. И как будто не видел, как мне плохо. Я даже не стал с ним говорить. Просто молчал.

– Ну, не ревнуй!

И он начал расписывать про эту Эвелину, какая она хорошая, и как хотела со мной познакомиться (что-то я этого не заметил). И что должен же он когда-нибудь жениться.

Жениться! Мой дядя Витя – на какой-то мегере! Тут уж я не выдержал и как заору на всю комнату:

– Что?! Жениться? Разве она будет прыгать с тобой по диванам, как я? Мы сегодня даже ни разу не бегали! Из-за неё! Как ты будешь с ней жить?!

А он хохотал, как сумасшедший. И говорил, что мы обязательно ещё не раз поиграем и пошумим. Только не сегодня. Якобы, сегодня не тот день. Вот это уж совсем ерунда!

Тогда я отвернулся и снова заплакал. Тихо-тихо. А когда он тронул меня за плечо, я гордо смахнул его руку:

– Ты подарил мне СВИТЕР!

Но он сказал:

– А знаешь, Глеб, это не свитер. Это Брюс. Твой защитник. Кто его надевает, становится сильным и отважным. Я просто не стал тебе при всех говорить. Пусть это будет наш секрет.

У меня даже высохли слёзы. А дядя Витя ухмыльнулся:

– А ты думал, я мог подарить тебе обычный свитер? Ну, ты даёшь!

И это было так похоже на правду (надо знать моего крёстного!), что я тут же натянул этого Брюса на себя и просидел в нём весь вечер, несмотря на жару.

Мы все вместе пили чай. И даже Эвелина бесила меня уже меньше. Особенно, когда я думал о том, что она не знает про наш секрет.